5f72ab5d

Агаев Самид - Правила Одиночества



САМИД АГАЕВ
ПРАВИЛА ОДИНОЧЕСТВА
  
  
   Девушка в шерстяных носках.
  
   Ноябрьским днем, у окна городской квартиры стоял сорокалетний мужчина, и смотрел во двор так целеустремленно, словно надеялся получить ответ извне. Проследив его взгляд можно было увидеть внизу приземистое здание неизвестной бюджетной организации, нагло огородившей часть прилегающей территории железным заборчиком.

Слева на возвышенности рябила разноцветьем детская площадка. Справа, поодаль, выступало здание почты, на фронтоне которой, было вывешено шесть огромных цифр. И всюду стояли жилые многоэтажные дома, типовые, но разноцветные, причем, в палитре были цвета; бело-желтый, бело-коричневый, бело-синий и бело-серый, белый цвет везде выступал, вероятно, как принадлежность, к какому-то строительному братству.
   Караев был одет в старые, драные джинсы, в выцветшую футболку и массажные тапочки на босу ногу. Он был изрядно сед, несколько выше среднего роста, широк в плечах.

За его спиной посреди кухни на некрашеном деревянном столе, высилась радующая глаз початая бутылка грузинского коньяка, и разнообразные закуски: сыр, колбаса, масло, икра, буженина (Караев не бедствовал). Тяжело вздохнув, он, наконец, видимо не дождавшись откровения, покинул свой пост и сел за стол.

Наполнил рюмку, поднес ее ко рту, и остановился, услышав шорох доносящегося из комнат. Повернув голову, в сторону прихожей. Звук усилился и через пару минут, из бокового дверного проема появился женский зад, затянутый в трико синего цвета.

Девушка пятилась наклоняясь вперед, елозя перед собой тряпкой. Выждав пока она приблизится, произнес:
   - Послушай, мне неловко есть, в то время как ты моешь пол.
   Девушка выпрямилась, повернулась к Караеву, вытянув нижнюю губу, сдула волосы упавшие на лицо и, проведя запястьем по лбу неожиданно сложно ответила:
   - У нас есть два решения этой проблемы, либо вы перестаете пить, я хотела сказать есть, либо я перестаю мыть.
   Маша высокая стройная, но, увы, некрасивая девушка, у нее длинные русые волосы, бледная, нездорового вида кожа, светло-серые, почти бесцветные глаза, правильный нос, под которым, заметен пробивающийся светлый пушок, длиннющие ноги в толстых шерстяных носках и маленькие холмики грудей, упирающиеся в тесную маечку. Ноги и грудь Караеву нравятся, все остальное нет.
   - Действительно, - после паузы сказал он.- что-то я замысловатое ляпнул, вернее противоречивое, ну ты девушка умная, понимаешь, что это приглашение к столу.
   - Догадываюсь, - ответила Маша, - спасибо, только если вы не возражаете, я хотела бы домыть полы. Вы же мне за это платите деньги.
   - Полы надо домыть обязательно, - заметил Караев, - и речи быть не может о том, чтобы бросить их в таком виде.
   - Спасибо, - девушка нагнулась, продолжила свое занятие.
   - Одного не могу понять, - глядя на нее, произнес Караев, - как ты с твоим острым едким и даже не побоюсь этого слова аналитическим умом, пошла на актрису учиться.
   - Я не на актрису учусь, - не прерывая своего занятия, ответила Маша, - я же вам говорила я на экономическом факультете.
   - Действительно говорила, вспомнив, согласился Караев. Это, между прочим, правильное решение, актрисам сейчас нелегко приходится. Снимают, не снимают?

Зарплата нищенская. Сейчас время экономистов.
   Он замолчал. Задумался.
   Машу ему порекомендовала Лена Воронина бывшая сокурсница, девушка с которой у Караева когда-то был длительный роман и на которой все друзья советовали ему жениться, Лена была дочерью тогдашнего



Назад