5f72ab5d

Агамамедова Гюлюш - Кошачьи Игры



Гюлюш Агамамедова
Кошачьи игры
(Сказка для детей старшего и преклонного возраста)
Громадный рыжий кот с разорванным ухом, хвостом трубой, с ленцой брел по
карнизу крыши пятиэтажного дома, зависая над бездной, словно в раздумьи,
прыгнуть или нет. Улыбающаяся мордочка, не оставляла сомнений в том, что кот
был совершенно доволен жизнью. Хорошенькая серенькая персидская кошечка
назначила ему свидание на крыше этого дома ровно в три часа. Уже взмахнув
хвостом на прощание, уточнила, чтобы он ничего не перепутал:
- Сэм, жди меня на крыше дома, когда услышишь, как часы на ратуше пропоют
три раза.
Только такая романтическая особа как Ляма, кошечку звали Ляма, могла
вспомнить о поющих часах на ратуше.
Сэм мурлыкал себе под нос последний шлягер их самого отвязного кошачьего
трио, побившего все рейтинги в этом сезоне. "Мартовские коты" стали мировой
группой, облазившей весь мир и покорившей кошек всех мастей и возрастов.
Музыкальные критики, зануды в нормальном состоянии, которым всегда подавай
только классику:томное мурлыкание, или на худой конец мажорные крики после
полуночи, на сей раз пребывали в шоке. Их будто опоили валерьянкой; каких
только эпитетов не придумали, чтобы по достоинству оценить необычный стиль
котов, представлявший собой мяукание сразу в трех регистрах, переходящее в
какофонию. У Сэма здорово получалось, он даже подумывал о том, чтобы
попроситься в трио, которое вместе с ним плавно перейдет в квартет. А в том,
что от его присутствия группа заиграет новыми гранями, рыжий нисколько не
сомневался. Кот еще раз прошелся по крыше, точно пометив территорию своих
владений. Известный в округе своим буйным нравом, он давно отстоял в драках
честь быть первым во всем самом важном: дележке еды и праве выбирать самых
красивых кошечек. Сегодня Сэм был особенно возбужден. Красавица, которой он
добивался уже месяц и каждый раз в последнее мгновение утекающая между лап в
неизвестном направлении, согласилась-таки прийти на свидание. За время
ухаживания Сэм перестал быть самим собой. Не замечал откровенных, зовущих
взглядов кошек, кругами ходивших вокруг самого сильного и сексапильного рыжего
кота. Сочинил стих, долго искал и наконец нашел привязчивый мотивчик;
представлял как смурлыкает ненаглядной серенькой кошке песнь о любви
собственного сочинения, после которой она ну никак не сможет оглянуться на
другого кота.
Рыжий растянулся во всю длину, поиграл мышцами, вылизал лапки и животик,
почесал и пригладил ушки. Таким джентельменом и впрямь хоть на прием к
королеве английской; как там у Свифта: " Где ты была сегодня киска, у королевы
у английской". Ну, прием у королевы, а тем более английской Сэм своей любимой
обещать не мог, но кое какую культурную программу он подготовил. Во первых
песня, это всегда трогает, тем более такую утонченную даму как Ляма, на
угощение он припас два рыбьих хвоста, их он отбил у черного, как сажа
инфернального кота, засматривающегося на Ляму и наконец на десерт ласки, какие
только можно придумать. Программа насыщенная, что и говорить и рыжий не
собирался отступать от нее ни на йоту
На ясном умытом небе, стали собираться невесть откуда взявшиеся тучки,
грозя испортить чудесный многообещающий день и редкое по благодушию и
миролюбию настроение Сэма. Он томно зажмурился, представяя как Ляма станет
громко мяукать от его умелого с ней обращения и с удовольствием услышал песню
часов на ратуше, они пробили три раза, час надвигающегося счастья. Вместе с
пропетыми нотами, с неба



Назад