5f72ab5d

Агазаде Алия - Реквием О Себе



Алия Агазаде
РЕКВИЕМ О ТЕБЕ
Светало.  В окнах девятиэтажного дома постепенно зажигался свет. В каждом
окне своя жизнь, свой мир, своя история. В одном из окон стояла девушка,
прислонившись лбом к запотевшему окну и теребила пуговицы на мужской сорочке,
надетой на ней и казалось о чем-то напряжённо думала. Помедлив, она распахнула
окно и вдохнула утренюю свежесть, закрыв глаза. Она молча и равнодушно
смотрела на мир словно на неудавшуюся картину посредственного художника и
вздыхала. Но в тоже время она думала о красоте мира и о том, как много
открытий можно сделать, просто прислушиваясь к его шёпоту и о том, что это
красота всегда будет существовать, но будет так далеко от неё. Ей хотелось
украсть эту красоту, присвоить её, прижать к груди и никогда не отпускать. Она
тихо подошла к широкой кровати в комнате и стянув с себя рубашку юркнула под
одеяло. Она лежала неподвижно, прислушиваясь к дыханию спящего рядом парня. Он
был похож на античную статую и его красота, застывшая во сне, словно бросала
вызов всему живому. Он спал лицом вниз, положив согнутые в локте руки под
подушку. Она любила смотреть на него спящего, казалось такого беззащитного и
даже чуть нереального. Он лежал настолько неподвижно, что трудно было поверить
в его существование. Она могла смотреть на него часами пока он не проснётся.
Его расслабившееся лицо стало по-детски открытым, обнажив все его тревоги и
печали. Светлые волосы слегка сбились на лбу. Она изучала каждую линию на его
теле, хотя знала их наизусть. Даже закрыв глаза она могла представить его
себе, не пропустив даже самую маленькую деталь. В глазах девушки появилась
тревога. Она вдруг осознала, что именно он и есть её жалкая попытка украсть
красоту. Он был так близко и одновременно так далеко. Её рука скользнула к
нему и она опустила простыню, обнажив его спину. Девушка осторожно коснулась
его, проведя рукой по линии позвоночника. Эта линия была самой совершенной на
его теле. Линия спины была настолько идеальной, что ей захотелось расплакаться
и она отняла руку словно его спина оставила на ладони ноющий ожёг. Он
просыпался. Это было маленьким чудом в её жизни. Он по-кошачьи потянулся и
перевернулся на спину. Его веки приоткрылись и он взглянул на неё,
улыбнувшись. Лицо медленно менялось на глазах. Сначала веки задвигались очень
медленно, показались глаза по-детски добрые, ранимые и такие печальные. Но
через минуту они были уже совсем другие. На неё смотрел жёсткий, холодный,
проницательный взгляд, взрослый и даже немного постаревший.   
- Ты не спишь? - спросил он сонно. Голос казался совсем чужим и
хрипловатым. Но она знала, что через полчаса он станет прежним.
- Нет. - ответила она, коснувшись тёплой ладонью его щеки.
Он внимательно посмотрел на неё пронизывающими тёмно-зелёными глазами. От
этого ей стало холодно и она отвела взгляд. Она всегда его отводила. Ей тяжело
было смотреть ему прямо в глаза, потому что казалось, что он знает всё и ничто
не может ускользнуть или скрыться от его пытливого, сурового и коварного ума.
- Тебя что-то мучает? - снова спросил он, приподнявшись на локтях.
Простыня сползла вниз, обнажив послеоперационный шрам на его животе. Он
выделялся на его теле. Его трудно было не заметить. Это была тонкая, белая
линия со следами от швов и надреза но отнюдь не портила красоты его тела.   
Она не ответила и лишь мельком взглянув на него спросила:
 - Будешь завтракать?
Он смотрел на неё ещё минуту, а потом стал одеваться ничего не ответив.
Она



Назад