5f72ab5d

Аверченко Аркадий - Федор Шаляпин



Аркадий Аверченко
Федор Шаляпин
Хамелеон.
Некто переводил и объяснял слово "хамелеон" так:
-- Хамелеон -- это хам, желающий получить миллион.
Не совсем грамотно.
Но, в общем, верно.
* * *
Одесские газеты сообщили:
"Во время исполнения в Мариинском театре оперы
"Евгений Онегин" Ф. Шаляпин, певший Гремина, сорвал с
себя офицерские погоны и бросил их в оркестр -- в знак
протеста против наступления белогвардейцев на Петербург".
* * *
Вот маленькая история, которая заставила меня
призадуматься.
Ибо, как сказал Шекспир, "в этом безумии есть нечто
методическое".
До сих пор все такие зигзаги Шаляпина объясняли просто
его повышенной артистической нервностью, влиянием
момента, грандиозным подъемом и невероятным напряжением
нервов на одну минуту. "Сделал, мол, но сделал, как в
бреду, сам еще за пять минут до этого не зная, что
сделает"...
Так было объяснено неожиданное пение Ф. Шаляпиным
революционной "Дубинушки" в 1905 году.
Так было объяснено неожиданное коленопреклонение на
сцене Мариинского театра перед государем в 1909 году.
Так будет, вероятно, объяснено и срывание погон со
своего офицерского мундира.
Нет, позвольте! Случай с погонами -- и именно случай
с погонами -- наводит на самые категорические подозрения:
не были ли все три поступка поступками, строго
обдуманными и заранее тщательно выношенными, не были
ли все три поступка "экспромтами, приготовленными за
неделю"?
Вот мои соображения:
Многие, наверно, знают, что когда происходит тяжелая
процедура разжалования офицера, то ее казовую, самую
эффектную сторону подготовляют заранее: где-нибудь в
уголку подпарывают погоны и подпиливают посредине шпагу...
Понятно, для чего это делается: карающая власть,
прочтя приговор, должна быстро и эффектно сорвать с
виновного погоны и бросить их на пол; должна вынуть из
ножен шпагу и, ударив ею слегка о колено, далеко
отбросить обе половинки в разные стороны...
Предварительные приготовления делаются именно для
того, чтобы не было смешного циркового, фарсового трюка,
когда уцепился человек за крепко пришитые погоны --
тянет-потянет -- оторвать не может. Нельзя же таскать за
собою человека за погон, минут пять пыхтя и надсаживаясь,
нельзя же возиться со шпагой десять минут, обливаясь
потом, колотя ею о распухшее от усилий колено, наступая
на нее ногой и приглашая для завершения усилий двух
помощников из публики.
Шаляпин слишком хороший, учитывающий все эффекты, все
театральные условности, все красивые места -- актер:
Шаляпин очень хорошо знает, что театральный портной,
создавая мундир, создает его на десятки лет, и поэтому
все части пригнаны очень крепко; портной, в свою очередь,
знает, что мундиру князя Гремина никогда не будет
предстоять операция срывания погон; поэтому погоны
пришиты на десятки лет, на совесть!
И поэтому я утверждаю, что эффектная операция срывания
Шаляпиным погон не была экспромтна, не была следствием
бурно налетевшего экстра-переживания...
Шаляпин никогда бы себе не позволил на сцене
некрасивого пыхтения и возни с неподатливыми погонами.
Нет! В этом безумии было нечто методическое:
-- Гаврила! -- сказал за день до спектакля знаменитый
бас своему портному. -- Гаврила! Подпори мне погоны в
мундире Гремина!..
-- Да зачем это вам, Федор Иваныч?
-- Не твое дело, братец! Тут, брат, высокая политика,
а ты -- гнида! Сделай так, чтоб на честном слове
держались.
* * *
Но тогда -- позвольте! Тогда и экспромтная история
с "Дубинушкой" подмочена; тогда и казус с
коленопр



Назад