5f72ab5d

Аверченко Аркадий - Предисловие



Аркадий Аверченко
Предисловие
Может быть, прочтя заглавие этой книги, какой-нибудь
сердобольный читатель, не разобрав дела, сразу и
раскудахчется, как курица:
-- Ах, ах! Какой бессердечный, жестоковыйный молодой
человек -- этот Аркадий Аверченко!! Взял да и воткнул в
спину революции ножик, да и не один, а целых двенадцать!
Поступок -- что и говорить -- жестокий, но давайте
любовно и вдумчиво разберемся в нем.
Прежде всего, спросим себя, положив руку на сердце:
-- Да есть ли у нас сейчас революция?..
Разве та гниль, глупость, дрянь, копоть и мрак, что
происходит сейчас, -- разве это революция?
Революция -- сверкающая прекрасная молния, революция
-- божественно красивое лицо, озаренное гневом Рока,
революция -- ослепительно яркая ракета, взлетевшая
радугой среди сырого мрака!..
Похоже на эти сверкающие образы то, что сейчас
происходит?..
Скажу в защиту революции более того -- рождение
революции прекрасно, как появление на свет ребенка, его
первая бессмысленная улыбка, его первые невнятные слова,
трогательно умилительные, когда они произносятся с
трудом лепечущим, неуверенным в себе розовым язычком...
Но когда ребенку уже четвертый год, а он торчит в той
же колыбельке, когда он четвертый год сосет свою
всунутую с самого начала в рот ножку, превратившуюся
уже в лапу довольно порядочного размера, когда он
четвертый год лепечет те же невнятные, невразумительные
слова, вроде: "совнархоз", "уеземельком", "совбур" и
"реввоенком" -- так это уже не умилительный, ласкающий
глаз младенец, а, простите меня, довольно порядочный
детина, впавший в тихий идиотизм.
Очень часто, впрочем, этот тихий идиотизм переходит
в буйный, и тогда с детиной никакого сладу нет!
Не смешно, а трогательно, когда крохотный младенчик
протягивает к огню розовые пальчики, похожие на
бутылочки, и лепечет непослушным языком:
-- Жижа, жижа!... Дядя, дай жижу...
Но когда в темном переулке встречается лохматый
парень с лицом убийцы и, протягивая корявую лапу,
бормочет: "А ну, дай, дядя, жижи, прикурить цигарки
или скидывай пальто", -- простите меня, но умиляться
при виде этого младенца я не могу!
Не будем обманывать себя и других; революция уже
кончилась, и кончилась она давно!
Начало ее -- светлое, очищающее пламя, средина --
зловонный дым и копоть, конец -- холодные обгорелые
головешки.
Разве мы сейчас не бродим среди давно потухших
головешек -- без крова и пищи, с глухой досадой и
пустотой в душе.
Нужна была России революция?
Конечно, нужна.
Что такое революция? Это -- переворот и избавление.
Но когда избавитель перевернуть -- перевернул,
избавить -- избавил, а потом и сам так плотно уселся на
ваш загорбок, что снова и еще хуже задыхаетесь вы в
предсмертной тоске и судороге холода и собачьего
существования, когда и конца-краю не видно этому
сиденью на вашем загорбке, то тогда черт с ним и с
избавителем этим! Я сам, да думаю, и вы тоже, если вы
не дураки, -- готовы ему не только дюжину, а даже целый
гросс "ножей в спину".
Правда, сейчас еще есть много людей, которые, подобно
плохо выученным попугаям, бормочут только одну фразу:
-- Товарищи, защищайте революцию!
Позвольте, да вы ведь сами раньше говорили, что
революция -- это молния, это гром стихийного Божьего
гнева... Как же можно защищать молнию?
Представьте себе человека, который стоял бы посреди
омраченного громовыми тучами поля и, растопырив руки,
вопил бы:
-- Товарищи! Защищайте молнию! Не допускайте, чтобы
молния погасла от рук буржуев и контрреволю



Назад