5f72ab5d

Авраменко Олег - Путь К Источнику



Олег АВРАМЕНКО
ПУТЬ К ИСТОЧНИКУ
Моей маме - самой лучшей из мам.
ПРЕЛЮДИЯ. В НАЧАЛЕ ПУТИ
Возле этой двери я с улыбкой остановился. Улыбнулся я совершенно
непроизвольно, поддаваясь очарованию нахлынувших на меня положительных
эмоций двух очень симпатичных мне ребят, но остановился я вовсе не затем,
чтобы наслаждаться этим, безусловно приятным для меня ощущением. Хотя,
поспешу добавить, такой соблазн имел место.
Положительные эмоции бушевали по ту сторону плотно закрытой двери, и
то, что я воспринимал их, свидетельствовало о неполадках в системе защиты
королевского дворца. Притянув к себе Формирующие, я обострил свое
зрительное восприятие (короче говоря, вызвал колдовское зрение) и бегло
просканировал дверь. С некоторым облегчением я обнаружил, что причиной
"утечки" было не какое-то серьезное нарушение в функционировании всего
комплекса защитных чар, а самая обыкновенная пробоина в изоляции -
настолько незначительная, что на контрольном посту службы безопасности ее
попросту проворонили. Это случалось уже не впервые, и я снова в мыслях
пожурил отца за консерватизм, с которым тот отвергнул мое предложение
установить на посту компьютер для более эффективного контроля состояния
всех защитных систем. Мой отец, король Утер, слыл очень старомодным
человеком.
Пробоина была совсем свежая. Ее края еще слабо трепетали, излучая
остаточную энергию от недавнего ментального удара, попавшего в дверь
рикошетом. Характерные особенности повреждения ткани чар позволили мне
определить степень виновности каждого из двоих маленьких проказников -
первоначальный удар принадлежал Брендону, а срикошетил он от Бренды.
Я мог бы залатать пробоину в считанные секунды, однако не стал этого
делать. Я рассудил, что в воспитательных целях будет полезно заставить
близняшек немного потрудиться, устраняя последствия собственной
небрежности. Получится у них или нет, но в дальнейшем они будут уже с
большей осмотрительностью обращаться с силами.
Я тихо отворил дверь и проскользнул внутрь. Посреди небольшой уютной
комнаты на укрытом мягким ковром полу сидели, взявшись за руки, Брендон и
Бренда, мои брат и сестра, десятилетние близняшки. Их глаза были закрыты,
на губах у обоих играли ласковые улыбки, а милые детские лица излучали
спокойствие и умиротворенность. С этой почти идиллической картиной резко
контрастировала ожесточенная борьба, происходившая между ними на более
высоких уровнях восприятия; каждый из них загадал в начале игры какое-то
слово и теперь стремился выудить его у противника, сохранив в тайне свое.
Это была мысленная дуэль, поединок разумов в бурлящем круговороте
эмоций...
Все-таки поддавшись соблазну, я некоторое время зачарованно следил за
тем, с каким мастерством и даже изяществом Брендон и Бренда скрещивали
блоки и контрблоки, проделывали сложнейшие финты, балансируя на грани
фола, запутывали друг друга в хитроумных лабиринтах логических парадоксов
и с блеском преодолевали их. В исполнении близняшек эта популярная среди
детворы Властелинов игра сильно смахивала на шахматную партию с элементами
самбо, тенниса, фехтования и танцев на льду. Для своих десяти лет Брендон
и Бренда весьма недурно владели Искусством, причем в их действиях
наблюдалось довольно редкое сочетание незаурядной артистичности и голого
прагматизма; эстетическая привлекательность используемых ими приемов
нисколько не шла в ущерб их эффективности. Правда, порой они, чересчур
увлекшись, теряли контроль над Формирующими, но это случалось лишь из



Назад