5f72ab5d

Адамов Аркадий - Круги По Воде



КРУГИ ПО ВОДЕ
Аркадий АДАМОВ
Анонс
Аркадий Адамов - известный писатель, автор множества популярных книг, составивших золотой фонд отечественного детектива.
В этот сборник вошли одни из лучших романов автора: "Круги по воде" и "Черная моль".
ГЛАВА I
ЗВОНОК СТАРОГО ДРУГА
- Товарища Лосева, пожалуйста.
- Это я. Слушаю вас.
- Виталий?! Слава богу. По третьему телефону тебя разыскиваю. Это Степан говорит. Кракович. Здорово!
- Степка!.. Вот это да! Какими судьбами? Ты почему в феврале в школе не был?
- В рейсе был. Но я тебе не оправдываться звоню. Слушай, такое дело. Я даже до вечера дотерпеть не мог.
- Реактивная натура. Знаем тебя.
- Ты погоди смеяться. Ты слушай. Женьку Лучинина помнишь?
- Ну, еще бы! Давно, правда, писем от него не было. Он сейчас в Окладинске. Директор завода.
- Так вот. Нет Женьки...
- То есть как это - нет?
- Так. Покончил с собой.
- Что-о?! Не может быть!
- Вот и я этому не верю.
- Да кто же этому поверит! Чтобы Женька...
- Именно! Слушай, Виталий. Мы тут с ребятами уже говорили. Этого же не может быть! Значит, что? Значит, убийство. Так? А местные деятели... Словом, закрыли дело.
- Ну, ну. Как это - закрыли дело?
- А так, чтобы жить спокойнее.
- Ты думаешь, что говоришь?
- Ну, хорошо! Не закрыли? Так плохо расследовали. Не мог Женька с собой покончить. Не мог!
- М-да. Это тоже факт.
- Поэтому слушай. Все ребята смотрят на тебя. Ты понял?
- Что же я могу сделать? Я же в Москве работаю. Надо...
- Не имеет значения! Ты знал Женьку! Словом, вечером будь дома. Приду.
Виталий положил трубку и, еще не отнимая от нее руки, как-то отрешенно оглядел знакомую до мелочей комнату. Все на месте, и пустой стол Игоря напротив, и сейф в углу, и стулья, и старый диван, все как обычно, ничего не изменилось. А Женьки Лучинина нет на свете...

Сколько они не виделись? Больше года. Тогда Женька был проездом в Москве.

Направлялся из Ленинграда в этот самый Окладинск. Вообще, после окончания школы они виделись редко. Шли только письма. Но какие!

Вся Женькина неуемная душа была в них. И старая дружба не ржавела. А вот помнит его Виталий, как ни странно, только таким, каким Женька был тогда, в школе.

Розовощекий крепыш в потертом синем пиджаке с комсомольским значком, боевой, задиристый парень, пальцы, перепачканные чернилами, - он всему классу чинил авторучки, особенно девчонкам, на переменах и даже на уроке. Он первый записался в автоклуб, а за ним чуть не весь класс.

Он написал тот знаменитый фельетон в стенгазету, за который их всех вызывали к директору, и если бы не Вера Афанасьевна... Он, Женька, посадил первое дерево в их школьном саду, а за ним весь класс. Как они доставали эти саженцы, сколько было шума!

И теперь там знаменитая аллея девятого «Б», и каждый следующий девятый «Б» становится ее шефом. А они, старики, основатели, каждый год, в феврале, собираясь на традиционную встречу в школе, вместе с ребятами из очередного девятого не торопясь проходят по ней, придирчиво оглядывая каждое дерево.

Потом они окончили школу - и кто куда. Виталий поступил на юридический. Женька - в индустриальный. И не в Москве.

Уехал в Ленинград - туда перевели его отца.
Виталий оторвал руку от телефона, полез в карман и достал трубку. Он теперь курил трубку. Несмотря на мамины протесты и иронические замечания отца. И уж конечно, Игоря.

Только Светка как-то заметила, что трубка ему идет. Впрочем, это чепуха.
Виталий вынул из ящика стола золотистую коробочку с табаком и набил трубку. Почти машинально.
Черт возьми, что же пр



Назад