5f72ab5d

Адамов Аркадий - Угол Белой Стены



АРКАДИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ АДАМОВ
УГОЛ БЕЛОЙ СТЕНЫ
Аннотация
Имя писателя Аркадия Адамова широко известно читателям благодаря таким книгам, как «…Со многими неизвестными», «След лисицы», «Стая», «Идет розыск», «Инспектор Лосев».
В первую книгу избранных произведений А. Адамова, которые выпускает наше издательство под общим названием «Криминальный роман», вошли роман «…Со многими неизвестными» и повесть «Угол белой стены».
Глава 1
ПОСЛЕДНИЙ ПРИВЕТ ОТ ДЯДИ
Голос в трубке был удивительно приятный, и Лобанов каждый раз ловил себя на мысли, что ему хочется продлить короткий служебный разговор. Интересно, какая она, этот палатный врач городской больницы? Кажется, совсем молоденькая.

И всегда она почемуто смущается, когда говорит с Лобановым. И, конечно, улыбается. Ведь он обычно шутит.

А смущается она, вероятно, потому, что знает: он работник уголовного розыска, и ей нельзя рассказывать больному Семенову об этих звонках.
Лобанов звонил ей чаще, чем требуется, это точно. И при этом неизменно поругивал себя. «Тебе что, восемнадцать лет? – ворчал он. – Что это за романы по телефону? – И тут же со странной горечью насмешливо возражал: – Никаких романов, товарищ майор. Как можно?

Долг, так сказать. Служебный долг, только и всего». И при этом мелькала мысль, что следовало бы съездить в больницу и своими глазами посмотреть, что там и как.

Ведь Семенова, как только он выздоровеет, придется немедленно арестовать: он связан с опасным преступлением – торговля наркотиком – гашишем. Этой мерзости никогда не было у них в городе. И не будет.

А от Семенова ниточка тянется кудато, по ней предстоит еще пойти, осторожно, чтобы не оборвать, и добраться до ее конца. Непременно добраться. Вернее, это будет не конец, а начало. Оттуда тянется не одна ниточка, и не только к Семенову, это уж точно.

Там главный преступник, там самое опасное. Но пока что путь к нему только через Семенова. И поэтому за Семеновым надо смотреть в оба глаза.

Особенно пока он в больнице.
В этом месте Лобанов прервал свои размышления и усмехнулся: «Ведь для этого тебе самому вовсе не надо ехать в больницу, старик. Смотрят там и без тебя, по твоему же приказу, кстати».
– Наталья Михайловна? Доброе утро. Все тот же Лобанов вас беспокоит. Как сегодня наш подопечный?
– Мне бы хотелось, чтобы он меньше нервничал. Это замедляет выздоровление.
– А как же не нервничать? Ему же предстоит скоро разлука с вами. Тут, наверное, каждый занервничает.
– Представьте, все другие только об этом и мечтают.
Как она стала бойко отвечать ему!
– Не могу представить. Самому надо испытать. И когда же его ждет этот удар, как полагаете?
– Дня через дватри, вероятно. Он должен окрепнуть.
«Улыбается. Наверняка улыбается сейчас».
– Значит, встает, ходит?
– Ну конечно. Я же вам уже говорила.
– Да, да, действительно.
Лобанов рассердился на себя и поспешно закончил разговор. «Идиотом какимто кажусь. Впрочем, идиот и есть. Амуры разводить вздумал на старости лет».

И без всякой видимой связи неожиданно подумал: «Хоть бы одним глазом взглянуть на нее, что ли».
Если бы еще недавно ему ктонибудь сказал, что он будет способен на такое мальчишество, он бы даже, наверное, не рассердился: на подобную нелепость сердиться было просто невозможно. Черт возьми, если ктонибудь узнает. Например, Коршунов.

Или, хуже того, Гаранин. Сергей поднимет на смех, это уж точно. А Костя – он только посмотрит, но так, что готов будешь провалиться сквозь землю. Впрочем, все это чепуха.

О чем им узнавать? Что Саше нравится чейто голо



Назад