5f72ab5d

Адамов Григорий - Изгнание Владыки (Часть 3)



Григорий Борисович АДАМОВ
Изгнание владыки
ЧАСТЬ III
ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ
ЧУТЬЕМ ПО СЛЕДУ
Для решения задачи имелись, в сущности, четыре величины: три человека и
один красный электромобиль.
Кто эти три человека - было известно. Но какое они имели отношение к
Кардану? Комаров говорил, что, может быть, за Карданом стоит целая
организация. Если так, необходимо найти ее центр, узнать ее цели. Судя по
инструкции Комарова, Дмитрий Александрович пред полагает, что Кардан только
исполнитель, правда как будто не из второстепенных. Следя за ним, можно вернее
и быстрее добраться до центра, узнать задачи, размеры и состав организации.
Но если Иокиш, Акимов и Гюнтер тоже члены этой организации, то почему
нельзя через них добраться до ее центра? Комаров будет действовать одним
путем, а здесь можно попытаться идти другим. Нет сомненья, что это дело имеет
общегосударственное значение. Комаров знает, за что берется. Недаром он бросил
ради этого все остальное. А может быть, раскрыть это дело удастся здесь, в
Москве, и именно ему, Хинскому.
Хинский даже покраснел при мысли о возможности такой удачи, но в следующий
момент, нахмурив густые брови, вскочил с кресла. Фу, как он глупо размечтался!
Не фантазировать нужно, а думать о деле!
Лейтенант прошелся по знакомой до мелочей комнате, с которой связано
столько воспоминаний. Он перешел работать сюда, в кабинет Комарова, по желанию
самого Дмитрия Александровича.
Да... Так, значит, Иокиш, Акимов, Гюнтер...
За Иокишем наблюдение продолжается. Новых результатов пока нет. К нему
никто не ходит, он бывает только в институте, где читает лекции. Надо ждать
более полных и точных сведений о нем, о его связях с Акимовым, Гюнтером и с
теми, кто скрывается за их спиной. А Дмитрий Александрович тоже ждал бы?
"Будьте терпеливы и настойчивы", - сказал он в своей инструкции.
Хинский выдвинул ящик стола, вынул из него круглую коробочку с желтоватой
полупрозрачной и туго смотанной лентой, испещренной едва заметными волнистыми
штрихами. Он развернул эту ленту до половины, вложил ее в звуковую часть
диктофона и нажал красную кнопку на ящике аппарата.
Из черного раструба послышался знакомый мужественный голос. Хинский
порывисто наклонился к раструбу, его глаза потеплели, губы тронула мягкая
улыбка.
Голос Комарова звучал просто и задушевно, как всегда, когда Дмитрий
Александрович обращался к своему молодому ученику и другу:
"Будьте терпеливы и настойчивы. Сосредоточьте внимание на наиболее важных
направлениях, наиболее важных и подозрительных лицах, относительно которых у
вас больше всего скопилось компрометирующего материала и на которых всего
сильнее наводит вас чутье. Оно у вас есть, это чутье, доверяйтесь ему, но
проверяйте, непременно проверяйте его указания точными фактами и материалами.
И не забывайте второстепенных, на первый взгляд, направлений и лиц. Если вы
сами слишком заняты, поручите наблюдение за ними помощникам. Помните: то, что
сегодня вам кажется второстепенным, завтра может превратиться в самое
важное..."
Хинский резким движением нажал зеленую кнопку, выключил аппарат, затем
медленно поднялся.
Семь дней упорного наблюдения ничего не дали... Ну что же... Может быть,
восьмой день что-нибудь принесет... Не восьмой - так девятый, десятый! Главное
внимание - Акимову. А Иокиш? Значительным лицом в таких организациях не
рискуют, превращая его дом в место для сборищ, в станцию для пересадки
пассажиров... Пусть за ним продолжают наблюдать сержант Струнин и его четыре
пост



Назад