5f72ab5d

Адеянов Дмитрий - Сапер



Д.Адеянов
САПЕР
Процесс пробуждения был мучителен, как всегда. Hевероятным
усилием воли приподняв веки, я увидел пожилую некрасивую медсестру,
бережно вытиравшую с моего лба капли пота. "С возвращением",
лаского улыбнувшись, сказала она. Разумеется, я предпочел бы, что
бы эти ласковые нотки звучали в голосе кого-нибудь помоложе и
симпатичней. Я пытался разомкнуть сухие губы, что бы спросить, из
чего меня собрали на этот раз, когда в регенерационную палату
уверенным пружинистым шагом вплыла молодая эффектная брюнетка в
форме лейтенанта медицинской службы. Сухо поприветствовав мою
сиделку, она официальным тоном осведомилась у той, как продвигается
мое воскрешение, и, услышав, что в течении часа я встану на ноги,
наклонилась ко мне. Дыхание ее было свежим и удивительно приятным,
волосы пахли мятой, а черные глаза глубоки, как пропасть,
разделяющая офицеров и рядовых. "Служба регенерации федеральной
службы военных госпиталей поздравляет Вас, рядовой, с успешным
воскресением, и, согласно, приказу коммандующего армией предписывает
немедленно по окончании процесса регенерации отправиться в
действующую часть" - слова отскакивали от ее бузупречных зубов, как
пули от танковой брони. "Ты нужен на фронте, солдат", уже мягче
добавила она, "мы наступаем последние два дня, победа близко". Что
же, у меня есть еще час. Час без войны.
Война была всегда. Вернее, сколько я себя помню. Я родился в
прифронтовом городке, отец приехал в единственный краткосрочный
отпуск, когда мне было года четыре. Вскоре его убили, а мы с
матерью переехали поближе к столице. Война не прекращалась ни на
минуту всю мою жизнь - она, казалось, навечно поселилась, на нашей
улице, тревожно примолкавшей, когда хромой почтальон неспешно
ковылял от дома к дому, постукивая дешевой тростью по мостовой.
Hесмотря на регенерацию, открытую незадолго до войны, убитых было
много. Практически никогда не удавалось восстановить экипажи сбитых
самолетов, сгоревших танков, затонувших подлодок и кораблей. Плюс
специальные команды, существовавшие во всех армиях, после боя
тщательно уничтожали всяческие останки вражеских солдат, заодно
собирая своих для последующего использования. Реже всего гибли
саперы, то есть мы. Говорят когда-то давно, еще до изобретения
регенераторов, существовала такая поговорка - "Сапер ошибается один
раз". Сейчас сапер может подорваться столько раз, сколько от него
останется достаточно, что бы запихать в воскресительную машину.
В свою часть я вернулся, когда уже почти стемнело. Поменяв
дорожные бумаги, полученные в госпитале, на свою солдатскую книжку,
я отправился спать. Hесмотря на то, что противник всю ночь бомбил
находящийся неподалеку аэродром, и душная ночь была наполнена
натужным воем тяжелых бомбардировщиков, противным визгом бомб и
глухими разрывами, уснул я быстро. И снов не видел. Hа рассвете,
наскоро умывшись и суетливо запихав в себя скудный солдатский паек,
мы отправились на разминирование. Поле, на котором предстояло
работать, было огромным, и судя по обилию закопченных солдатских
медальонов, утопавших в рыхлом пепле, уже несколько раз переходило
из рук в руки. Hевдалеке маячил обугленный остов сгоревшего танка -
разобрать чьего никакой возможности уже не было. По команде
сержанта, мы построились в шеренгу и пошли в сторону горизонта. То
тут, то там из земли вырывался столб огня и воздух наполнялся
грохотом, светом, кислым дымом и пронзительным криком очередного
сапера, обезвредившего мину. Позже, когда ра



Назад