5f72ab5d

Акимов И & Карпеко В - Без Риска Остаться Живыми



Акимов Игорь Алексеевич, Карпеко В.
Без риска остаться живыми
Hoaxer: военно-приключенческая повесть о разведчиках. Один из авторов -
Игорь Акимов - написал также представленную на Милитере культовую книгу
"Легенда о малом гарнизоне".
1
Разведчиков было пятеро. Они ехали на лошадях по самой кромке лесной
дороги, такой прямой и такой узкой, что сама по себе напрашивалась мысль, что
это - просека, приспособленная под дорогу, накатанная и наезженная просека,
чуть раздавшаяся вширь, чуть раздвинувшая лес, который стоял неуступчиво, а с
войной и с людьми расплатился лишь придорожным подлеском. Тупорылые тягачи и
трехтонки в один день затоптали орешник, черемуху и бузину; это случилось
недавно: обглоданные протекторами и траками, ветви кустарника, местами
устилавшие дорогу так густо, словно ими крыли гать, еще не успели высохнуть и
обуглиться.
Но лошади шли почти неслышно. Их копыта с удивительным постоянством
находили рыхлый песок, ступали по нему мягко и глухо, а если даже попадали на
ветку, она не хрустела; она погружалась в песок, чтобы через мгновение,
спружинив, выстрелить вслед копыту призрачным пузырем пыли.
Впереди на рыжем с подпалинами жеребце ехал лейтенант Пименов. Немецкий
маскировочный костюм, хотя и умело подогнанный, несколько его полнил, к тому
же в седле он сидел грузно, чуть опустив голову, так что со стороны вполне
могло показаться, будто он дремлет. Но достаточно было взглянуть на его
напряженные сощуренные глаза и это впечатление пропадало. Лейтенант слушал
лес, его тишину пронзительную, пустую, глубочайшую; он растворялся в этой
тишине, став на время частью ее, частью леса, чтобы почуять, угадать в нем
постороннее присутствие. Однако и этого ему казалось мало. Он придерживал
коня, поднимал правую руку, и по этому знаку остальные четверо разведчиков
замирали. Останавливалось время. Потом лейтенант едва заметным движением колен
посылал вперед своего рыжего - и следом одновременно трогались его разведчики.
Немцев не было. И не скоро еще объявятся, думал Пименов. Местность не та.
Даже для приличной засады не пригодна. Вот если бы встретилась полянка или луг
- там смотри в оба. Но пока что дальний исток дороги упирался все в ту же
зелень; зелень обступала дорогу, а местами даже смыкалась над нею осенней
графикой ветвей. Она парила над соснами, которые отсвечивали медью, как
снарядные гильзы.
Смотреть вперед было трудно. Солнце палило откуда-то сверху, но так
странно, что нельзя было указать, откуда именно. Низкое свинцовое небо
светилось нестерпимо; и здесь, под деревьями, каждый ствол, каждый листок
по-своему отсвечивали, и сам воздух светился, перенасыщенный электричеством.
Нестерпимо ело глаза. Стучало в виски. Зной выжимал из тела остатки влаги,
и она тяжелыми ртутными каплями скатывалась по груди и между лопаток.
- Шарахнуло б уж... - негромко произнес один.
Витя Панасенков, - узнал лейтенант. Его голос. Только чего он хрипит, как
старый репродуктор?
Впервые с тон минуты, как они въехали в лес, лейтенант Пименов обернулся.
Панасенков ехал третьим. Он глядел в глаза лейтенанту с недоумением, мол, и
сам не пойму, как это вырвалось. Ехавший вторым старшина Тяглый, в свою
очередь встретив взгляд лейтенанта, только плечами пожал. Расшифровывалось это
просто: ну что с него возьмешь, едрена корень? - зеленый ведь пацан,
только-только из пополнения прибыл, первый раз в деле; его ж еще жареный петух
не клевал, - и прочие слова в этом же духе.
Лейтенант, впрочем, не поощрил ста



Назад