5f72ab5d

Аксаков Сергей Тимофеевич - Записки Ружейного Охотника Оренбургской Губернии



Сергей Тимофеевич Аксаков
Записки ружейного охотника Оренбургской губернии
Рассказы и воспоминания охотника о разных охотах
ВСТУПЛЕНИЕ
ТЕХНИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ РУЖЕЙНОЙ ОХОТЫ
Я думал сначала говорить подробно в моих записках вообще о ружейной
охоте, то есть не только о стрельбе, о дичи, о ее нравах и местах жительства
в Оренбургской губернии, но также о легавых собаках, ружьях, о разных
принадлежностях охоты и вообще о всей технической ее части. Теперь,
принявшись за это дело, я увидел, что в продолжение того времени, как я
оставил ружье, техническая часть ружейной охоты далеко ушла вперед и что я
не знаю ее близко и подробно в настоящем, современном положении. К чему,
например, говорить теперь о прежних славных породах собак, об уменье
выдерживать и соблюдать их, когда самые породы уже не существуют? О
дрессировке, которая уже изменилась, потому что изменились требования
охотников? О знаменитых ружьях Моргенрота, Штарбуса, старика Кинленца и
Лазарони, когда ружья их сохранились только как исторические памятники, в
оружейнях старых охотников? Итак, обо всем этом я скажу кое-что в самом
вступлении; скажу об основных началах, которые никогда не изменятся и не
состареются, скажу и о том, что заметила моя долговременная опытность,
страстная охота и наблюдательность. К тому же книжка моя может попасть в
руки охотникам деревенским, далеко живущим от столиц и значительных городов,
людям небогатым, не имеющим средств выписывать все охотничьи снаряды
готовые, прилаженные к делу в современном, улучшенном их состоянии.
Признаюсь, именно им желал бы я быть хоть несколько полезным. Меня утешает
мысль, что добрый совет по части технической может так же пригодиться им,
как и наблюдения над нравами дичи или заметки и указания в самой стрельбе.
Для них собственно пишу я это вступление. Я не знаю, кого назвать настоящим
охотником, - выражение, которое будет нередко употребляться мною: того ли,
кто, преимущественно охотясь за болотною дичью и вальдшнепами, едва
удостоивает своими выстрелами стрепетов, куропаток и молодых тетеревов и
смотрит уже с презрением на всю остальную дичь, особенно на крупную, или
того, кто, сообразно временам года, горячо гоняется за всеми породами дичи:
за болотною, водяною, степною и лесною, пренебрегая всеми трудностями и даже
находя наслаждение в преодолении этих трудностей? Я не беру на себя решение
этого вопроса, но скажу, что всегда принадлежал ко второму разряду
охотников, которых нет и быть не может между постоянными жителями столиц,
ибо для отыскания многих пород дичи надобно ехать слишком далеко, надо
подвергать себя многим лишениям и многим тяжелым трудам. Прежде число
второго разряда охотников было несравненно значительнее; теперь же,
напротив, решительное большинство на стороне первых. Требования этого
большинства нынешних охотников относительно качества ружей весьма отличны от
прежних; из сего непосредственно следует, что и ружейные лучшие мастера
приготовляют ружья сообразно настоящим требованиям большинства, то есть
приготовляя ружья предпочтительно для стрельбы мелкой дичи. Итак, к делу.
РУЖЬЕ. РУЖЕЙНЫЙ СТВОЛ
Для охотников, стреляющих влет мелкую, преимущественно болотную птицу,
не нужно ружье, которое бы било дальше пятидесяти или, много, пятидесяти
пяти шагов: это самая дальняя мера; по большей части в болоте приходится
стрелять гораздо ближе; еще менее нужно, чтоб ружье било слишком кучно, что,
впрочем, всегда соединяется с далекобойностью; ружье, несущее дробь кучею,



Назад