5f72ab5d

Аксенов Василий - Бумажный Пейзаж



ВАСИЛИЙ АКСЕНОВ
БУМАЖНЫЙ ПЕЙЗАЖ
Аннотация
"Зовут меня Игорь Велосипедов... Можно просто Игорь. Боюсь, вы удивитесь, узнав, что эта фамилия появилась на Руси, по крайней мере, за двести лет до изобретения велосипеда. Эта латинская фамилия принадлежала лицам духовного звания и переводилась очень просто Быстроногое.

Велоси, с общего разрешения, — быстрота: пед, к общему сведению, нога, ступня, товарищи.
Не оттого ли я так по-страшному заборзел?
Вот вообразите, сто лет назад, в 1873м, в разгаре царской реакции, встречаются в Петербурге какие-нибудь Велосипедов и Добролюбов, так ведь ничего же в самом деле не возникает же постороннего, ведь все протекает, можно сказать, вполне естественно, просто встретились друг с другом Быстрая Нога и Любящий Добро, вот и все, не так ли?
Но отчего же все-таки я той весной так по-страшному заборзел?
…да и пошел считать столбы, пока не зарябит тебе в очи…
Гоголь
Между Лермонтовым и Пушкиным
Зовут меня Игорь Велосипедов. Можно просто Игорь. Публика обычно думает — какая современность!

Спортивное динамичное сочетание, звучит просто как псевдоним, даже вспоминается из советской поэзии, но ведь вы, кажется, не певец?
Публика, увы, становится жертвой недоразумения, моя несчастная фамилия таит в себе, как это ни странно, настоящую историческую неожиданность. Боюсь, вы удивитесь, узнав, что эта фамилия появилась на Руси, по крайней мере, за двести лет до изобретения велосипеда.

Эта латинская фамилия принадлежала лицам духовного звания и переводилась очень просто Быстроногое. Велоси, с общего разрешения, — быстрота: пед, к общему сведению, нога, ступня, товарищи.
Быть может, был когдато в древности какойнибудь легкий на ногу служка, которого посылали за… ну, за чемнибудь важным, ну, а прапрадед мой пел дьяконом в соборе города Вышний Волочек еще в начале XIX века.
Если что— то хронологически тут не сходится, добавьте по своему вкусу еще хоть пяток «пра»: не поверите, не обижусь. Ни к каким записям вас не отсылаю, а если сами на чтонибудь натолкнетесь, будьте осторожны бумаги нередко врут.
Верьте, братцы, никакого у меня нет чванства в связи со своей старинной фамилией, и вовсе я не торчу на этих модных нынче «поисках корней», а вот просто иногда засасывает некоторая тоска отчуждения и начинается чтото вроде стихийного недовольства отдельными шероховатостями нашей, в целом, интересной, жизни.
Когда народ восстанет, он прежде всего уничтожит различные архивы и картотеки и восстановит более натуральные связи между людьми мимику, жестикуляцию, игру глаз, в конце концов, язык.
При слове «Велосипедов» многим приходит в голову период Реконструкции, а ведь это неестественно, другие конечно же воображают Начало века, большущие трисиклеты, это уж, виноват, просто примитивно. Простите, совершенно не понимаю некоторых молодых особ с их бесконечным и довольно утомительным ерничаньем, их прыжки и ужимки — месье Велосипедов, месье Велосипедов!

Ну что это за обращение? Нельзя ли просто Игорь?
Ну что в этом остроумного или там обидного, оскорбительного? Ведь если бы я, предположим, жил в Париже, меня бы так и называли бы — месье Велосипедов, с ударением на последнем слове, пардон, слоге. Может быть, чтото есть смешное, обидное, оскорбительное в словечке «месье»?

Вот, скажем, есть у нас некоторые женщины, которые обижаются при вежливом обращении «мадам» — какая я тебе мадам? — вплоть до вызова милиции, как будто ее проституткой назвали, а ведь это просто, товарищи, получается так изза невежества. Ведь для фр




Содержание  Назад