5f72ab5d

Азимов Анар - Нод



Анар Азимов
НОД
В темноте слышны звуки дудочки. Свет шарит по сцене и останавливается на
сидящем Каине (его играет женщина). Каин играет на дудочке. Вернее, это
робкие, неумелые обрывки музыкальной фразы. Общий слабый свет.
КАИН. У меня было достаточно времени, чтобы найти хороший тростник, и
сделать в нем дырочки, но слишком мало времени, чтобы научиться играть.
Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина. И еще родила
брата его, Авеля. И был Авель пастырь овец, а Каин (тыкает себя в грудь) был
земледелец. Каин принес от плодов земли дар Господу, и Авель также принес от
первородных стада своего и от тука их. И призрел Господь на Авеля и на дар
его, а на Каина и на дар его не призрел.
(Пытается играть на дудочке. Имитирует голосом какую-то монотонную
музыкальную фразу, переходящую в блеяние.) Одно и то же. Всегда одно и то же.
Одно и то же всегда пел брат мой Авель.
(Кладет дудочку. Резко встает, делает несколько неровных шагов вокруг
дудочки на достаточно большом отдалении.)
Он пел очень громко, и его пение сливалось с блеянием его овец, так что
вряд ли можно было отличить одно от другого. Брат Авель хотел узнать секрет
плодородия земли, но у него не осталось бы времени блеять, начни он сажать
хлеб.
(Садится на корточки, прикасается к дудочке пальцами.) Хотя время еще
можно найти, а вот ни ума, ни терпения уже не найдешь, если ты не родился с
ними. Стремительно отходит в угол сцены. Родители наши, Адам и Ева, жили в
шалаше. (Делает мостик. Садится.) Они и сейчас там живут. А вот корзины
(встает, показывает рукой, где они) стоят уже пустые, откуда же взяться в них
хлебу, коли стал изгнанником тот, кто возделывал землю в поте лица своего?
(Вытирает лоб.) И кувшины (показывает рукой, где они) тоже стоят пустые,
откуда же взяться в них молоку, если тот, кто блеял с овцами, и (голос дрожит)
пас, и доил их, теперь мертв? (Пауза.) А раньше кувшины всегда были полные
(показывает руками), и корзины были полны доверху (показывает руками), и в
шалаше (делает мостик) всегда было что поесть и попить. (Садится, протягивает
руку, "берет хлеб и кувшин с молоком, ест и пьет", потом опять делает мостик и
имитирует тряску шалаша, ритмично прогибаясь вверх-вниз. Садится с усталым
видом.) Почитай отца и мать своих! (Встает и идет к центру, смотря в сторону
кувшинов.) Брат Авель наливал молоко так, что проливалось оно на землю, и
корил меня за то, что считаю я каждое зернышко, и не приношу в дар Господу
нашему лучшее от плодов своих. (Длинная пауза. С горьким сарказмом.) Секрет
плодородия! брат мой полагал, что Бог наш дал мне силу превращать зерно в
колос, а колос в зерно, и возжигал ему жертвы, надеясь получить от него то же.
Сказано: нет никого, кроме вас, и равны вы между собою и перед лицом Господа.
Отчего же тогда был столь глуп брат мой Авель? Отчего, брат мой, не мог ты
понять, как зерно превращается в колос и колос в зерно? Ты был силен и
неутомим, а я слаб, вдвоем мы смогли бы вырастить гораздо больше. (Имитирует
следующие действия.) Ты приходил вечером, большой и сильный, и гнал своих
овец, и нес молоко в ведре, а оно (с раздражением) расплескивалось,
расплескивалось... (С нежностью.) Сильные люди так неуклюжи... Ну почему я
убил тебя, брат мой? Почему не ушел я раньше?
Поле - велико для рук и ног моих, которые не сильны. Я сразу могу
распознать хворь, скрытую в одном из колосьев, но рябит в глазах моих от
великого их множества, особенно если шатает их ветер. (Гневаясь.) А этот
глупы



Назад