5f72ab5d

Азов Марк & Михайловский Виталий - Визит 'джалиты'



Марк Азов, Валерий Михайловский
ВИЗИТ "ДЖАЛИТЫ"
ОДНОФАМИЛЕЦ СРЕДНЕВЕКОВОГО ФИЛОСОФА
У стенки грузового причала в Константинополе стоял пароход. На его черном
борту с облупившейся краской, на облезлых спасательных кругах и рассохшихся
шлюпках было написано по-английски и по-русски имя средневекового философа:
"Спиноза". Ниже замазан старый порт приписки судна - Одесса и надписан, новый
- Ливерпуль. Трубы не дымили. По опустевшей палубе прохаживался часовой,
русский казак с винтовкой.
Вдруг часовой остановился, приставив приклад к ноге. Матросы в брезентовых
робах поднимали на верхнюю палубу носилки с мертвым телом, накрытым с головой
клеенчатым плащом. Поверх плаща лежала капитанская фуражка.
Носилки с телом капитана "Спинозы" пронесли по пустой палубе и по трапу
вынесли на пирс. По традиции его следовало проводить гудком. Но для гудка у
"Спинозы" не было пара. Даже легкого дрожания нагретого воздуха не ощущалось
над обрезом его непомерно высоких труб. Пароход стоял с холодными котлами: он
находился под арестом в иностранном порту. Капитана сегодня утром нашли в
каюте с простреленной головой. Ни письма, ни записки при нем не обнаружили.
Следователь так и записал в протоколе: "Покончил с собой, не оставив
письменного свидетельства".
Но это было не совсем так. Когда тело капитана погрузили на арбу и
возница-турок погнал лошадь по крутой каменистой улочке вверх, капитанская
фуражка стала сползать по скользкой клеенке плаща, и сопровождавший тело
человек в белой курточке - стюард со "Спинозы" спрятал ее под своей курточкой.
Вскоре арба остановилась у дома, где размещалось представительство "Русского
каботажного бюро" в Константинополе.
Эта контора, возглавляемая безработными адмиралами, бежавшими из России от
большевиков, сдавала внаем русские пароходы, угнанные вместе с экипажами при
отступлении белых из Одессы, Новороссийска и прочих захваченных красными
портов. Русские пароходы и их проданные на чужбину экипажи плавали теперь под
иностранными флагами в чужих морях. А некоторые, как, например, "Спиноза",
ходили к берегам Крыма, где окопались остатки белогвардейщины, подбирали
удирающую от красных публику, грузили на борт имущество крымских фабрикантов и
содержимое казенных складов, принадлежавшее, до того как белые захватили Крым,
Крымской Советской Республике, и вывозили в Турцию. Здесь были жизненно важные
вещи: одежда, медикаменты, провиант. Белые не оставляли ничего: ни хлеба, ни
лекарств...
Стюард сдал тело капитана представителю бюро, получил расписку и пошел...
в букинистический магазин. Там они вместе с букинистом подпороли подкладку
фуражки и вынули письмо...
ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО КАПИТАНА "СПИНОЗЫ"
"Милая Настенька!
Не вини ты меня, ради бога! Вини их. Ты знаешь, кого... Сперва они меня с
родиной разлучили, когда угнали за границу русский торговый флот, потом
впутали в бесчестное дело: принуждали вывозить из Крыма продовольствие, чтобы
кормить белые корпуса, которые формируются за границей на помощь Врангелю. А в
России дети пухнут с голоду... Так, мало того, теперь они сами же отдали меня
под суд. Предъявили следователю фальшивые документы, по которым выходит, будто
я принял на борт "Спинозы" продовольствие с казенных складов в Феодосии. Но я
в этот рейс, уж ты-то можешь мне поверить, Настенька, кроме пассажиров да
оборудования табачного производства и давильных прессов с парфюмерной фабрики,
что в Судаке, ничего не грузил. Так что, естественно, продовольствия по
прибытии в Констант



Назад